Феномен «настоящести/ненастоящести»

Сразу скажу, что в конце статьи читателя ждет совсем короткий интерактивный опрос — точнее, всего один вопрос.

Данная тема заинтересовала меня с некоторых пор, когда всё чаще вокруг стало видно и слышно нечто, что неприятно удивляло, раздражало.

Например, льющаяся минут пять из радиодинамика попсовая песня, в которой количество сексуальных придыханий, стонов и криков больше, чем общее количество оргазмов человечества за последние сутки.

Или реклама, в которой обычную еду или электротехнику, дома, квартиры, машины предлагают таким криком, что эта еда, скорее, вот-вот полезет обратно, чем в рот, дом рухнет, срезонировав, а машина взорвется от переизбытка энергии.

Примерно такая же ситуация, порой, имеет место и в кинематографе, и на театральных подмостках – когда вычурностью голоса или движений, «выкобениванием» пытаются заслонить всё остальное, что там может или могло бы быть.

Возникает вопрос – зачем.

Привлекает ли психологически такая технология подачи материала больший объем аудитории с целью обогащения создателей такой  технологии?

Или это просто естественный ход нашей человеческой истории – в виде постепенной подмены реальной жизни вот этой вычурностью, неестественностью? Ведь даже без статистики видно, насколько больше стало таких неестественных эффектов по сравнению, например, с той же попсовой музыкой лет двадцать назад.

Забавно это звучит: естественный ход жизни в неестественность, обман и самообман.

Это что, психологически более комфортно?

Это еще один интересный вопрос, ведь на самом деле мало кто из нас любит быть обманутым. Когда тебя обманывают – это очень некомфортно.

Как все помнят: «Сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок». Этакая ложь во благо.

Работает ли это и в нашем случае «ненастоящести» на благо?

Так, например, поиск новых форм выражения в музыке привел каждый в свое время к возникновению новых прекрасных направлений, таких как джаз, рок и т.д., каждый из которых вносит свою, особ, и внутри этих течений, среди отдельных исполнителей есть более «настоящие» и менее «настоящие», если рассматривать это с точки зрения обсуждаемого феномена.

Аналогично – в других видах искусства: живопись, театр, кино, по сути – в любом творчестве. Речь здесь о «ненастоящести» как о надуманности, избыточной вычурности, если позволите, или, иными словами – о некоей форме лжи представления того или иного явления. Некоторым нравится такая форма представления, например, они говорят, что концерты Ф. Киркорова красивы.

О красоте как объективном понятии есть интересное зарубежное исследование еще 1990-х годов, в книге «Красота и мозг» (к сожалению, в электронном виде она — без картинок), что, конечно, требует особого, отдельного обсуждения:

Таким образом, то, о чем мы здесь говорим, касается любого направления – причем не только в искусстве, но и в жизни в целом, в частности, психологии взаимоотношений.

Всем известны такие типы людей, которые «пропитаны» ложью – манерностью, напусканием на себя чего-то такого, что не позволяет собеседнику, партнеру быть рядом с ними открытым и свободным. Быть самим собой. И чувствовать то же в отношении своего визави.

Почему люди, порой, не хотят быть самими собой? И что это означает – «быть самим собой»?

Здесь уже речь о более глубоких понятиях психологии – по сути, о самоидентификации той или иной личности.

Согласно известной системе великого режиссера и театрального исследователя К.С. Станиславского, описанной им, в частности, в книге «Работа актера над собой», актер, владеющий в совершенстве своим мастерством, не перестает быть собой в каждой новой роли. То есть, например, Вячеслав Тихонов, гениально играющий Штирлица, или учителя истории, или деревенского паренька из Пенькова, или русского солдата, сражающегося за Родину, — это всё тот же Вячеслав Тихонов, остающийся собой. Но – на экране в то же самое время не он, а вот эти его герои.

Кончается роль, и актер не просто возвращается в себя – он там и был, никуда не выходя. Лишь пропустил эту очередную роль через себя, свою душу, не повредив ей, не сломавшись собственной личностью. Не солгав ни словом, ни жестом, ни взглядом.

Как, ведь он играл не себя?

Великая тайна, которую приоткрывает нам великий Станиславский.

К слову, его книгу «Работа актера над собой» изучают не только в театральных, но и в психологических вузах. И я с удовольствием делюсь ею – она есть в свободном доступе в сети.

Её можно с успехом использовать не только соответствующим специалистам в работе над собой, но и любому человеку, чтобы научиться более глубокому и естественному пониманию и выражению собственных эмоций, своего состояния и эмоций и состояний окружающих.

Снова забавный парадокс: учиться естественному.

Разве естественное не прилежит нам, людям, с самого рождения?

Маленький ребенок естественен и прекрасен. Хотя далеко не все взрослые люди способны умиляться от запаха срыгиваний и обгаженных пеленок и памперсов.

Фраза, приписываемая Сенеке: «Всё, что естественно, то не безобразно», очевидно, была призвана отразить именно этот невинный период в жизни человека.

Между тем, у взрослых она не всегда «работает», либо «работает» наперекосяк.

Например, в нашем обществе выпустить естественные газы или неприятно пахнуть в общественном транспорте после тяжелого рабочего дня – моветон (безобразно). А вот курить что-нибудь с неприятным и даже вредным для окружающих запахом – до сих пор вполне приемлемо, достаточно, например, лишь оглядеться, стоя на автобусной остановке в час пик.

Однако в первом случае, запах, хоть и неприятен, но естественен, то есть не безобразен. А вот во втором – назвать запах естественным и язык не поворачивается, и мозг становится враскорячку.

Тогда, может быть, эта фраза «работает» наоборот: «Всё, что не безобразно, то и естественно»?

Но человечество не принимает и этот постулат. И женщины уродуют себя, делая себе неестественные губы, груди, попы; мужчины превращают себя в женщин и наоборот. В естественную пищу добавляется неестественное, а потом неестественной лекарственной химией долго и безуспешно лечат то, что вызвано употреблением этой самой пищи.

Какой-то театр абсурда.

И тогда на ум приходит третий вопрос – нам всё это нравится? То есть мы день за днем обманываем сами себя противоестественным, и именно это нам по душе?

Статистика, как и факты, вещь упрямая. Но, однако, поиск по различным информационным базам не дал убедительных результатов о том, что кто-нибудь когда-нибудь серьезно или хотя бы несерьезно исследовал данный вопрос. Возможно, об этом есть какая-либо информация в специализированной литературе по театральному или киноискусству, но на данный момент я ее не нашла.

Встречались исследования по отдельным частным феноменам, например, о влиянии рекламы на психику человека, о причинах возросших желаний хирургического изменения внешности.

Но больший интерес вызывает изучение феномена как такового, безотносительно к частным случаям – нужно движение от частного к общему, к выводам и размышлениям о них относительно причин влечения человечества ко лжи в смысле «ненастоящести».

Ложь, как феномен, в свою очередь, достаточно глубоко исследована психологами, она бывает сознательной, из меркантильных побуждений.

Но ложь в смысле «ненастоящести» как стиле жизни, отношений, искусства — нечто непонятное.

И нам пока остается лишь бессмертный труд К.С. Станиславского «Работа актера над собой», где этот великий человек подробно рассматривает различные подходы к представлению актерского мастерства на сцене. В том числе, речь в книге идет и о «ремесле», и о «ломаниях», наряду с настоящим мастерством – когда актер играет, но играет реальную жизнь, перевоплощаясь в своего героя, но оставаясь собой.

На ум приходит каламбур: «Искусство – это когда видишь Героя, которого играет такой-то актер, а не такого-то актера, который играет этого Героя».

Как говорится, почувствуйте разницу.

Захотелось начать хотя бы минимальное и несерьезное исследование рассматриваемого феномена. Для этого всем желающим предлагается анонимно ответить на единственный интерактивный вопрос. Результаты отображаются после ответа.

Итак, нравится ли Вам, когда при исполнении песен или в рекламе, при озвучке используют неестественные эффекты — в обычной жизни так не общаются (электронный оттенок голоса, исступленное пение, крики, вопли, стоны, сексуальный голос при речи о вещах, естественно не связанных с сексом — едой, покупками и т.п.)?

Нравится ли Вам, когда при исполнении песен или в рекламе, при озвучке используют неестественные эффекты - в обычной жизни так не общаются (электронный оттенок голоса, исступленное пение, крики, вопли, стоны, сексуальный голос при речи о вещах, естественно не связанных с сексом - едой, покупками и т.п.)?
4 votes · 4 answers

Надеюсь, это поможет всем нам хоть немного продвинуться в понимании того, чего и почему мы хотим, и нужно ли нам это в действительности – быть собой или жить в рамках ложных, «ненастоящих» условностей, которые мы сами же себе и устанавливаем. Задуматься – а как я узнаю, мое ли это желание: поступать так или этак, если я не могу определить даже то, я ли это, такой какой есть? А что, если – не я?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.